luchecon (luchecon) wrote,
luchecon
luchecon

Category:

Феминизм как угроза мужчинам



Нельзя сказать, что уж больно грамотное исследование проблемы, но заслуживает внимания тот факт, что все-таки есть женщины, которые сознают ситуацию,  а не являются инструментом в борьбе с неудобными мужчинами.

***

Латынина: «Мужчины становятся предметом травли»

Журналистка Юлия Латынина в эфире «Эха Москвы» высказалась по поводу современной сексуальной инквизиции:

– Мы видим череду скандалов, в которых уже мужчины постоянно оказываются виноватыми. И это меня очень удивило. Потому что феминизм – это, конечно, хорошо, но самое большое, где есть приложение феминизма, это Ближний Восток, где везде, за исключением Израиля, женщина продолжает являться собственностью мужа.

В Саудовской Аравии она вообще является домашним имуществом. Ее можно убить, можно изнасиловать. Реально тебе ничего не будет. В конце концов, в Саудовской Аравии за групповое изнасилование женщины, если женщина пожалуется, то, скорей всего, она будет казнена, потому что свидетельство женщины стоит меньше по шариату, чем мужчины. Просто мужчина скажет, что это она сама развратница захотела, и такие случаи бывают.

Причем, в общем-то, это униженное положение женщины не только на Ближнем Востоке. Сейчас, когда большое количество мусульман живет в Европе, это происходит в Европе. Когда мы видим в Британии целые колонии женщин, которые не знают, что они живут в Британии, что они имеют какие-то права. А мы видим женские обрезания, которые происходят прямо в Европе. Убийства дочерей, сестер в рамках убийств чести. Мы видим женщин в никабах. Мы видим многоженство.

И вот я вижу, что примером мирового феминистского внимания все эти вещи не являются. И есть даже феминистки, которые говорят, что женское обрезание – это способ самовыражения, что феминистки защищают право женщин носить хиджаб, и что газета Guardian, которая совершенно съехала с глузду, раз за разом публикует совершенно фантастические тексты о том, что какие-то представления о том, что в исламе что-то не то с правами женщин – это нацизм.

При этом Хиллари Клинтон, которая позиционирует себя как борец за женское равноправие, едет в Саудовскую Аравию и там в своем выступлении ничего не говорит о положении саудовских женщин, а потом получает от саудитов 100 миллионов долларов пожертвований.

Или вот ровно на этой неделе была совершенно фантастическая история, что в Берлине после того, как два года назад в Кельне происходил тахаруш, то есть мигранты массово щупали, грабили и харассили женщин, — в Берлине для празднования Нового года для женщин сделали островки безопасности.

Или вот только что высший религиозный совет Турции, главой которого, между прочим, является Эрдоган, опубликовал постановление, что девочек можно выдавать замуж с 9 лет. С 9, Карл! Все правильно. Как известно, согласно хадисам, пророк Мохаммед женился на Айше, любимой жене, когда ей было 6 лет. И в возрасте 9 или 10 лет, Мохаммед, которому тогда было 53 года, исполнил свои супружеские обязанности.

Казалось бы, вот такие вещи должны быть предметом обсуждения. Но предметом обсуждения –Харви Вайнштейн, который, действительно, жуткая сволочь.

И, скажем, предметом травли пали несколько английских политических деятелей. Вот, например, пострадал заместитель Терезы Мэй Дэмиан Грин.

Преступление Дэмиана Грина состояло в том, что некая журналистка Кейт Молтби написала статью, в которой сообщила, что один раз Дэмиан Грин чуть-чуть почти едва дотронулся в пабе до ее колена, а второй раз, когда она опубликовала свое фото в корсете, послал ей эсэмэску, в которой предложил попить ей чай.

При этом Дэмиан Грин был старый приятель ее семьи. Он, собственно, всячески способствовал ее журналисткой карьере. Он дал ей интервью, еще когда она была студенткой. Она продолжала с ним после этой ужасной эсэмэски общаться, когда он стал министром, и сама всячески нарывалась на общение.

Да, вот началось расследование бедного Дэмиана Грина. Выяснилось, что соврал по поводу порнографии на своем компьютере еще давным-давно, и Дэмиан Грин был уволен.

То есть я подумала: какая счастливая девушка, у которой самое страшное событие в жизни было то, что, когда она сфотографировалась в корсете, этот негодяй послал ей эсэмэску. У нее никто не умирал, ее никогда не швыряли…

Но тут мы хотя бы знаем фрагмент выступления Дэмиана Грина. А вот Карл Сарджент, министр правительства Уэльса – его уволили, потому что на него пожаловались, что он однажды кого-то захарасстил. При этом не только публично не сказали, что он все-таки сделал, но и ему не сказали, он был в полном неведении.

Серджент совершил самоубийство. Мы до сих пор не знаем, он кого-то трогал за коленку, или он кому-то послал эсэмэску.

Теперь мне, конечно, скажут, что перебираю, что Харви Вайнштейн и тому подобные люди – да, конечно, это абсолютные скоты, и хорошо, что их что-то такое настигло. Я даже не буду шутить на ту тему, что давайте тогда весь Голливуд закроем и что как-то странно, что ни нашлось ни одной женщины, которая сказала, что я переспала с Харви Вайнштейном, и что он помог ее карьере, и что у нас есть масса каких-то других, на наших глазах происходящих случаях, когда, например, скажем, юная Милла Йовович начинает быть звездой в фильмах весьма немолодого Бессона, и никто почему-то не говорит, что это ужасно.

Но я сейчас немножко о другом. Я о двух вещах. Во-первых, феминистская теория гласит, что изнасилование и сексуальный харассмент — это такая страшная травма, что женщина никогда не способна о ней соврать. Если говорит, значит, было.

И, к сожалению, мы видим, что абсолютно не подтверждается теория практикой, потому что вот просто последних нескольких случаев, которые произошли сейчас в Британии, и несколько последних дел, которые рассыпались в Лондонском суде.

Некий мужчина по имени Кей провел в тюрьме несколько месяцев. Дело тянулось три года. Потому что дама пожаловалась, что он ее изнасиловал. И в доказательство она предъявила переписку с Фейсбука, где она говорит: «Ну, ты вчера со мной был». Он говорит: «Ну, извини».

Этот человек сидел с реальными насильниками. Его репутация была разрушена. Потом он попросил просто свою родственницу проверить, как же так получилось, потому что он писал в Фейсбуке совершенно другое. И выяснилось, что, конечно, дама просто стерла в Фейсбуке половину переписки, и из всей полной переписки было ясно, что единственная причина, что она на него пожаловалась, заключалась в том, что они один раз переспали, ей очень хотелось продолжения, а он ее бортанул.

Возникает два вопрос: о компетентности полиции и о том, что эта дама продолжает быть анонимной. То есть еще любой может нарваться на эту вагину с зубами.

Та же самая история в декабре с другим человеком. Студент Лиам Аллан. Тоже на него подает дама за изнасилование. Полиция просто не потрудилась прочесть ее эсэмэски. На суде выяснилось, что прямо в эсэмэсках эта дама рассказывает, что все было классно, и тоже ей захотелось продолжения.

Таких случаев я могу цитировать гигантскими количествами. Но я сейчас немножко о другом. Я о том, что сексуальное поведение человеческой самки в течение многих тысяч лет было предметом самого строгого регулирования. Китайцы бинтовали женщинам ноги, арабы вырезали им половые губы. Евреи побивали неверных жен камнями – всё, чтобы как-то обеспечить мужчине монополию именно на эту самку.

Сексуальная революция отправила эту систему табу на свалку. Но, к сожалению, вслед за свободой приходит и ответственность. Ответственность не в том смысле, что женщина, если она сама залезла в постель мужику, типа она сама виновата. Ответственность в том смысле, что никто не виноват.

И вот я долго думала, что меня смущает в этой истории. Конечно, одна вещь – это ситуация. Когда женщинам дают возможность быть доносчиками, а вторая вещь – это когда фактически происходит инквизиция, когда мужик не может оправдаться, потому что не всегда же была переписка в Фейсбуке. А согласно современным правилам, принятым на Западе, если женщина говорит – было, значит, было. И мужик не всегда может предъявить, что не было.

Но меня смущает гораздо более важная вещь. Это попытка регулирования в «Прекрасном новом мире», как у Олдоса Хаксли мельчайших деталей человеческого поведения, того, что должно быть территорией свободы. Вот самое главное, что меня смущает, это именно регулирование. Потому что мы можем прочесть очень много душераздирающих текстов, в том числе, и российских, что вот какой ужасный харассмент: женщина работала где-то, а там была сволочь, которая все время щупала ее за задницу, или от секретарши требуют спать с омерзительным шефом. И в чем тут фишка? В том, что все в мире не отрегулируешь.

Вот возьмем ту самую отвратительную ситуацию, когда у девочки ни кола, ни двора, а ее лапают, подмигивают и фактически насилуют. О’кей, а теперь, допустим, попробуем изменить вводные. Вы молодой ученый, вы написали статью. Вас вызывает научный руководитель и говорит: «Ты поставишь на статье мою подпись или она не выйдет». И никакого харассмента. А какая несправедливость.

Вот это самое важное: люди причиняют друг другу очень много боли. Но не вся человеческая боль, которую люди друг другу причиняют, поддается регулировке законами.

И жизнь несправедлива, ее нельзя отрегулировать, запретив харассмент, потому что если вы вводите систему, при которой харассмент любого вида становится наказуемым, вы развязываете руки не тем, кого харассят, а вы развязываете руки достаточно нехорошим людям.

И тут мы возвращаемся к самому главному. Как получается, что в современном левом истеблишменте, союзником является Линда Сарсур, которая ходит в хиджабе и не является союзником Айан Хирси Али, которая действительно борется за права женщин в исламе?

Есть очень простое объяснение, что есть левый истеблишмент, который с начала 20-х годов проникает сначала в интеллектуалов, потом в университеты. Теперь он в значительной степени находится во власти.

Это люди, которые ненавидят буржуазную культуру и хотят получать голоса избирателей. Сначала они рассчитывали на пролетариат, потом пролетариата не осталось. Вместо него остались велферщики. Поэтому левые пытаются увеличить число велферщиков. Они так любят бедных, что считают, что их должно быть побольше. Потом они решили опираться на колонизуемых, поэтому они всемерно стремятся увеличить число мигрантов.

И сейчас они нашли другой ресурс – три миллиарда женщин. Достаточно объяснить женщинам, как их страшно обидели, и это гигантский электоральный ресурс, и это ставка на тех, кто не может решить свои проблемы сами. Потому что да, харассмент – это правда, но если вы хотите за харассмент судить, то или вводите шариат и обратно средневековье, или вы вместо одного конкретного мерзавца, который злоупотребляет своей властью над женщинами, передадите власть другим мерзавцам, которые будут злоупотреблять вашими правилами.
ссылка

Tags: феминизм
Subscribe

  • О промо

    Вот сижу и думаю, снимать из "промо" запись некого KUNGUROV или нет? С записью егое не согласен. И вопрос: зачем мне жетончики? Пока не…

  • Требования к записям в раздел "Промо" моего ЖЖ

    Здесь можно разместить Ваш материал. Предпочтительны материалы об экономике, финансах, банках, науке, фото, здоровье, путешествиях, а также другие…

  • Получил очередной вариант "нигерийских писем"

    Ко мне в друзья в фейсбуке напросился Президент и Главный Исполнительный Директор Королевского банка Канады. Захотелось…

promo luchecon april 1, 2014 14:26 2
Buy for 10 tokens
"Если первым не писать людям и не навязываться, то можно обнаружить, что, в принципе, никому ты и не нужен". Афоризм для промоутеров.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments