luchecon (luchecon) wrote,
luchecon
luchecon

Categories:

Я.Романчук и Л.Злотников критикуют К.Рудого за "государственный капитализм"

Плохо, когда Я.Романчук замыкается на примитивном либерализме.
Подчернул то, что спорно.

"Капитализм - это система добровольного децентрализованного принятия экономических решений потребителями, инвесторами и предпринимателями в рамках их частной собственности для достижения своих субъективных целей в системе открытой конкуренции и международного разделения труда.

Для контраста социализм - это система централизованного принятия решений политиками и чиновниками в рамках государственной (общественной) собственности в системе ограниченной конкуренции и международного протекционизма.

С точки зрения структуры собственности, концентрации ресурсов в руках государства, рудиментального состояния института частной собственности, с учетом тотального госрегулирования и жесткого протекционизма в Беларуси построен номенклатурный социализм. Нет никаких оснований называть белорусскую правовую, экономическую и институциональную модель «капитализмом», потому как для нее характерны политические, гражданские и экономические свободы. Все 7 ловушек Беларуси в полной мере относятся именно к социализму, или модели государства всеобщего интервенционизма.

Совершив грубую методологическую ошибку в базовом определении, Кирилл Рудый косвенно поддерживает противников свободного рынка, которые все беды нынешнего положения сваливают именно на капитализм. Недооценка разрушительной роли белорусского Левиафана, теории провалов государства в экономической науке, а также основных тупиковых проектов белорусской власти последних 20 лет (импортозамещение, стимулирование «точек роста», торговый протекционизм, распространение монополистических практик) значительно ослабляют точку зрения Рудого".

ссылка

А вот точка зрения Леонида Злотникова с экономической точки более проработана:

Гайдар показал, как внутри социализма идет неизбежное перерождение номенклатуры. Ее зарплаты, премии и пенсии, различные льготы все больше превышают доходы рядовых граждан и специалистов. Развивается коррупция, появляются значительные накопления. Возрастает стремление превратить госсобственность в свою, частную. Что и было сделано в последние годы существования СССР.

В России сейчас сформировалась модель государственно-бюрократического капитализма, где госноменклатура фактически стала собственником всей страны. Крупные госчиновники, они же и руководители, но не собственники госкорпораций имеют месячные оклады, зашкаливающие за миллион долларов, не считая всяких бонусов и взяток. От государственной собственности российская номенклатура имеет доходы не меньшие, чем от частной собственности, но без головной боли ее потерять из-за безграмотного управления или кризисов.

Казалось бы, что исследование подобных процессов и в Беларуси станет предметом анализа К. Рудого и команды. Но, увы, не об этом он пишет. Он по-другому определяет предмет своего исследования.

ПРОТИВ ТЕЧЕНИЯ
В пункте 1.1 (глава 1, часть 1) «Причины, показатели и инструменты госкапитализма в Беларуси» автор дает туманное определение «государственного капитализма»:
«Специфика белорусской экономики иногда узнаваема в других странах: в современной России в условиях санкций, в иных постсоветских странах, в Китае на определенном этапе его развития. Сходства проявляются, когда речь идет об активной роли государства в рыночной экономике, что можно обобщенно назвать «государственным капитализмом». При этом под госкапитализмом понимается экономика, в которой государство играет основную роль предпринимателя, работодателя, владельца средств производства, распорядителя прибыли» (стр. 21).

Из приведенного неуловимого определения вдумчивый читатель, весьма вероятно, не поймет, что же хотел сказать автор. Лишь определения в последних двух предложения кажутся ясными, но и они противоречивы: для первого из них необходимо наличие рыночной экономики, для второго – нет. Если рассматривать оба предложения сразу, то окажется, что даже нынешняя китайская классическая модель государственного капитализма не соответствует данному критерию.
Например, в Китае можно говорить о госкапитализме, потому что там крупные предприятия, как правило, государственные, работают в рыночных условиях. Цены там устанавливает рынок почти для всех товаров и услуг. Директор госпредприятия получает на несколько лет в управление предприятие как капитал. Никто ему не устанавливает, что делать, кому и по каким ценам продавать товары и услуги. Но требуется вовремя перечислять прибыль владельцу (государству). Больше прибыли – больше оклад и бонусы директору. На рынке Китая жесткая конкуренция и свободные цены почти на все товары и услуги.

Но в Китае государство не играет «основную роль предпринимателя, работодателя, владельца средства производства», поэтому Китай, в соответствии с критерием Рудого (последнее предложение в определении), не может называться страной госкапитализма. Сейчас в Китае частный сектор создает 70% ВВП и обеспечивает 90% занятости (стр. 124).
Автор по умолчанию предполагает, что и в Беларуси установился госкапитализм. Но о госкапитализме можно говорить, во-первых, лишь применительно к рыночной/капиталистической экономике, т. е. к экономике, в которой что, как и для кого производить определяется свободными ценами. Но такой страной Беларусь не является.
Известный экономист Янош Корнаи сформулировал 3 необходимых и достаточных условия для отнесения той или иной общественной системы к социализму или к рыночной экономике (Я. Корнаи «Что значит изменение системы?» // «Вопросы экономики» № 2/2008, с. 99-112).
Вот эти условия для социализма:
преобладание государственной собственности над частной;
преобладание централизованного бюрократического аппарата в координации экономической деятельности;
политическая власть, программа которой направлена на уничтожение капитализма (президент неоднократно повторяет, что останется верным «принципам плановой экономики»).

Нетрудно видеть, что все условия Я. Корнаи в Беларуси выполняются. По данным ЕБРР, доля госсобственности в ВВП в 2005 году составляла 75%. После этого была продажа «Газпрому» «Белтрансгаза», что понизило эту долю, по нашей оценке, не более чем на 1%.
Даже наши кредиторы – МВФ и Россия (Евразийский банк развития) – условием предоставления кредитов сегодня ставят проведение рыночных реформ в Беларуси (либерализация экономики, прежде всего цен, приватизация). То есть де-факто они не признают наличия рыночной экономики (капитализма/госкапитализма).


...В общем, государственный капитализм в Беларуси не имеет основополагающей характеристики капитализма – рыночной экономики – вообще. Но автор упорно нигде не упоминает об общественном строе «социализм». ...Ошибка Рудого в отказе от использования понятия «социализм» вызвана, возможно, неверным представлением о процессах управления экономикой в тот период.

Первопричину госкапитализма в Беларуси автор видит, во-первых, в «наследии СССР»: сохранились традиции ручного управления на всех уровнях и перекрестный контроль.
Тогда «в центре советской экономики находился Госплан. Он распределял фонды, ресурсы, за которые велся торг со стороны регионов, министерств, предприятий. Именно доступ к финансовым ресурсам формировал условия так называемого ручного управления (выделено мной. – Прим. Л. З.), то есть управление проектами с помощью «ручного» распределения денег. В основе ведомственного торга за финансовые ресурсы были планы, лимиты на какие-то услуги, причем не всегда прозрачные» (стр. 22).
Но здесь вывод К. Рудого ошибочен, поскольку у него сложилось неверное представление о роли денег в экономике социализма. (За исключением периода нэпа и нескольких последних лет существования СССР.)
Да, в самом центре были Госплан и Госснаб. Но плановые задания и на пятилетку, и на год были не в рублях, а в натуральных показателях. Деньги были лишь счетной единицей, условным измерителем натуральных затрат, а не стоимостью, и тем более – не капиталом. Цены на товары устанавливались на основе затрат на много лет вперед (до смены технологий). Например, еще и теперь можно встретить металлические кружки, где на донышке отштамповано, к примеру, «цена 20 коп.».
Госплан устанавливал плановые показатели для союзных министерств и республик по 2000 позиций в натуральных показателях, которые далее разверстывались по предприятиям и ведомствам. Под плановые задания Госснаб СССР в таком же порядке разверстывал фондовые извещения на поставки материальных ресурсов в натуральных показателях под установленные планы.
В общем, торга за «финансовые ресурсы» тогда не было. Здесь автор ссылается при описании плановой экономики на статью П. Авена. Да, П. Авен мимолетно пишет о торге за «фонды». Но в то время это было сокращенное наименование «фондовых извещений» Госснаба. А когда Авен говорит, что они в правительстве распоряжались «депозитами», то речь идет о практике управления в России после распада СССР.
У предприятия тогда могли быть деньги, но за них ничего нельзя было купить (все было «фондировано»). Предприятие могло лишь обменять, например, излишек цемента на излишек пиломатериалов у другого предприятия. Поэтому отделы снабжения предприятий были похожи на прифронтовые штабы, а все поезда, например, из Минска в Москву, были забиты снабженцами – «толкачами». В Москве ими были заняты все места в гостиницах и т. д.

И в быту в СССР деньги тоже играли незначительную роль. Имея деньги на покупку «Запорожца», надо было стоять в очереди 6-8 лет. Дефицит был на все, кроме массовых пищевых продуктов. Тогда важнее был знаменитый блат, т. е. доступ к товарам вне очереди (ты мне продашь сухую колбасу, я тебе – зимние сапоги со склада и т. д.).
Именно блат, т. е. доступ к дефицитным товарам и услугам, был самой распространенной формой мелкой коррупции в доперестроечное время. Но работники Госплана СССР в «блатной» игре практически не участвовали, поскольку верхние этажи власти обеспечивались через «спецраспределители», где было все и дешево.

Вторая причина госкапитализма в Беларуси, по мнению автора, – «советская структура экономики». Имеется в виду значительное развитие индустриального и сельскохозяйственного секторов экономики:
Теперь отметим, что структура производства в стране сегодня так же мало влияет на определение типа общественной системы в ней, как цвет волос на голове человека на его пол.

В этом же пункте автор пытается объяснить причины, по которым не были приватизированы крупные индустриальные предприятия Беларуси: ошибки в приватизации в России и в Украине в 90-х годах прошлого века, т. е. 20 лет назад (!?), и «несовпадение размера вложенных госинвестиций с реальной стоимостью продажи», что, по мнению автора, «тормозит или вообще останавливает приватизацию этих предприятий» (стр. 24). Отсюда следует, что автор или не понимает, что такое цена предприятия в рыночной экономике (капитализация ожидаемого потока прибылей с учетом рисков в будущем), либо что-то недоговаривает и сознательно вводит читателя в заблуждение.

Очевидно, что эти объяснения лишь уводят читателя в сторону от действительных причин. Президент открыто и неоднократно заявлял в течение последнего года, что он был и остается верен принципам плановой экономики, т. е. социализма, и это главная причина.
Третья причина – поддержка доставшегося от СССР высокого уровня социальной защиты населения (за что оно и поддерживает, в свою очередь, белорусский «госкапитализм»). Отсюда перекрестное субсидирование услуг ЖКХ, что ведет к снижению конкурентоспособности предприятий, долевое жилищное строительство, регулирование цен.
Тут все правильно. Только не сказано, что политика социального популизма всегда заводит страну в тупик. Возможно, этого не понимает сам автор книги.

ссылка

Tags: теория
Subscribe

promo luchecon april 1, 2014 14:26 2
Buy for 10 tokens
"Если первым не писать людям и не навязываться, то можно обнаружить, что, в принципе, никому ты и не нужен". Афоризм для промоутеров.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments