luchecon (luchecon) wrote,
luchecon
luchecon

Всегда уважал ученых, умеющих говорить о сложных вещах доступно и с юмором

Из воспоминания о предтече неоинституционализма Дж.Мэинстринге

Мэйнстринг появился внезапно — высокий, худощавый блондин в дорогих очках вдруг проникновенно обратился к залу:

– Экономика — это наука о любви и ненависти. И мы будем вас учить именно этому: любить эффективную экономику и ненавидеть — неэффективную.

Простота программного заявления Мэйнстринга потрясла нас.

А он продолжал:

– Сейчас я объясню вам, что такое экономика и чем вы будете заниматься, как экономисты, всю жизнь. Он подошел к доске и мелом нарисовал прямоугольник, внутри которого написал — «ЭКОНОМИКА», затем нарисовал две стрелки — входящую в этот прямоугольник и выходящую; над первой он надписал «РАСХОДЫ», над второй — «ДОХОДЫ». После этого он обернулся к нам и весело пояснил:

– «Экономика» — это устройство, в котором расходы превращаются в доходы. Это превращение и представлено на рисунке. Но главное в нем не расходы и не доходы, а сам прямоугольник — ведь это и есть тот «черный ящик», в котором и происходит таинство превращения расходов в доходы.

Теперь нетрудно догадаться, что все экономисты делятся на три группы. Первая озабочена добычей средств на расходы. Пожалеем их — у них несладкая жизнь. Так что не вздумайте вступить в их число. Вторая группа озабочена рациональным использованием доходов. Их тоже следует пожалеть — доходов-то вечно не хватает.И только третья группа занимается самим «ящиком» — как его так устроить, чтобы в него входило поменьше расходов, а вот выходило — побольше доходов.

И вновь мы были захвачены красотой объяснения, — заниматься тайнами «черного ящика»! Это льстило нашему самолюбию. Мы, не сдержав порыва, зааплодировали. Нас не поддержали только студенты с бухгалтерского отделения, им тоже хотелось покопаться в «черном ящике».

«ТРЕХКОМНАТНЫЙ КОТТЕДЖ» На второй лекции Маэстро приступил к разъяснению устройства экономики:

– То, что я сообщу, вы должны запомнить навсегда — экономика подобна трехкомнатному коттеджу, с прихожей и полуподвалом. И он нарисовал план такого домика:

Мы тщательно перерисовали домик. Сэм из Мичигана пририсовал трубу и запустил из нее дым колечками. Между тем Мэйнстринг продолжал:

– Если экономику уподобить этому коттеджу, то его строительство начиналось с комнатки, обозначенной как «сектор натуральной экономики». Именно из нее выросла вся экономика. Здесь производство непосредственно перерастает в потребление. Человечество покинуло эту «комнатку», как только между производством и потреблением вклинились — сначала распределение, а потом — обмен. Но я обращаю ваше внимание на размер этой комнаты — чем он меньше, тем дальше данная страна продвинулась от «производства» к «экономике», и наоборот, — как только экономика дает сбои, входит в кризисное состояние, эта комната вновь расширяется, так как все бегут укрываться от депрессии в натуральном хозяйстве, в производстве. Так чтодинамика параметров этой комнатки — важный критерий экономического прогресса.

Неожиданно прозвенел звонок. Мы вышли на рекреацию. Сэм из Мичигана раскурил сигару и задумчиво сообщил, что впервые решил не возвращаться на ранчо.

– Экономика, — сказал он, — почище необъезженного мустанга.

Мы вернулись в аудиторию. Лекция продолжилась.

– Господа, — продолжил Мэйнстринг, — во второй комнате расположился рыночный сектор. Здесь ведется бизнес, стены сделаны из прозрачного стекла, а сама комната — ярко освещена, чтобы ни одно движение бизнесмена не укрылось от недремлющего ока налоговиков. Прямая противоположность — третья комната, в которой прописался государственный сектор экономики: здесь полная темень, слышен только шелест пересчитываемых купюр, пахнет большими деньгами, кто-то все время приносит мешки с ними и выносит их. Если вы заметили, то комната «натурального хозяйства» отгорожена от всей квартиры сплошной линией, и это не случайно, так как между экономикой и производством — качественное различие. Другое дело — смежный характер «рыночной» и «государственной» комнат: граница между ними условна, оба квартиранта постоянно буянят и непрочь оттяпать у соседа пару квадратных метров; когда в экономике кризис, рыночники всегда стремятся укрыться в государственной комнате, но и государственники всегда не прочь прильнуть к рыночным радостям. Так устроена современная экономика, в которой всегда имеются (или должны иметься) все три комнаты.

Мы загалдели. И только Сэм из Мичигана задумчиво спросил:

– Маэстро, а зачем нам «прихожая» и «полуподвал»? Мэйнстринг оживился: – Да, вы правы. «Прихожая» — это внешнеторговый сектор национальной экономики, параметры которого зависят от множества факторов. А вот «полуподвал» — это сфера теневой деятельности; я называю это «полу подвалом» потому, что теневики подобны сусликам — они все время тревожно прислушиваются: не движется ли армия налоговиков, — тогда они немедленно скрываются в норках, и «полуподвал» сразу превращается в настоящий «подвал», из которого вытащить теневиков практически невозможно.

М. Розенблюм В экономике он был Моцартом, а вокруг толпились Сальери… TERRA ECONOMICUS. 2013.  Т. 11. № 1. С. 151-154.

Tags: экономисты
Subscribe

promo luchecon april 1, 2014 14:26 2
Buy for 10 tokens
"Если первым не писать людям и не навязываться, то можно обнаружить, что, в принципе, никому ты и не нужен". Афоризм для промоутеров.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments