luchecon (luchecon) wrote,
luchecon
luchecon

"Империя" клевещет?

Как по Вашему, насколько объективна эта статья?

Беларусь — экономические итоги 2014: цыплят по золоту читают

Юрий Баранчик

Декабрь-2014 подвел жесткую, но справедливую черту под экономическими мытарствами республики в ушедшем году, который оказался чрезвычайно насыщен неблагоприятными экономическими новостями, несмотря на Таможенный союз, который, по идее, должен был только закрепить рынки сбыта для белорусской товарной массы. Затянувшаяся многолетняя пауза в реформировании экономики и ставка на жесткие административные методы управления продолжила давать серьезные сбои.

И если в течение года белорусская экономика худо-бедно справлялась с вызовами, прежде всего, за счет 4,5 млрд. долларов помощи в виде летнего и осеннего траншей на 2,5 и 2 млрд. долларов из России для пополнения ЗВР и стабилизации валютного курса, то в декабре, после того, как Россия чихнула в результате атаки на рубль, Беларусь получила воспаление легких.

Так в начале декабря целый ряд ведущих промышленных гигантов республики заявил о переходе на трех-четырехдневный режим работы с соответствующим падением заработной платы. На сокращенную неделю перешли: Гомсельмаш, Горизонт, МТЗ, МАЗ (еще в конце сентября), Бобруйский машиностроительный завод (БМЗ). Так, на БМЗ произошло трехкратное сокращение сотрудников: из 1340 человек на заводе осталось работать 460 при средней зарплате в 500 долларов. На Борисовском деревообрабатывающем комбинате сотрудников не увольняли и на сокращенный режим работы не переводили, но сократили зарплаты от 30% до 3 раз.

Кроме того, на ряде предприятий начались задержки с зарплатой. Кажется, что это не страшно, т.к. жизнь в Беларуси дешевле, чем в России, но анализ цен в тех же продуктовых магазинах показывает, что цены в Минске в среднем выше, чем в Москве — на свинину и говядину — почти в 2 раза, на курицу — на 30%, при том, что зарплата в 5-10 раз меньше.

Корень проблем ведущих машиностроительных предприятий республики в том, что они теряют ключевой для себя российский рынок заказов, где все более уверенно чувствуют себя российские предприятия. Кроме того, усиливается конкуренция и со стороны ведущих мировых фирм, которые идут на серьезные снижения в стоимости своей продукции на фоне мирового финансово-экономического кризиса. И если раньше белорусские компании успешно использовали для продвижения своей продукции ценовой фактор, то в нынешних условиях, он перестал играть для российских партнеров ключевую роль. Тревожные тенденции стали особо заметны по итогам трех кварталов, когда за январь-октябрь 2014 г. внешнеторговый оборот товаров и услуг Белоруссии составил 73,3 млрд. долларов или 97,5% от аналогичного периода 2013 года.




Не надо забывать, что выпуск бытовой техники и электроники в Белоруссии последовательно сокращался на протяжении последних лет — в том числе и телевизоров. По данным Белстата, в январе-июле 2014 г. производство телевизоров составило 40,7% (!) от аналогичного уровня 2013 года, холодильников и морозильников бытовых — 77,8%, стиральных машин бытовых — 43,2%. В результате произошло серьезное снижение поставок продукции в Россию, затоваренность складов, т.к. задания правительства по поводу темпов роста ВВП никто не отменял, и предприятия продолжали гнать вал. Но если нет продаж, то как можно давать коллективам, где не было и сокращений, прежнюю зарплату? Надеялись, как обычно, на авось, что Россия подсобит, или само собой все как-то рассосется. Однако в этот раз, похоже, ситуация гораздо более серьезная, чем в предыдущие годы — Россия занята собственным валютным и экономическим кризисом.


К тому же необходимо помнить, что происходит это все накануне 2015 года, когда в республике пройдут очередные президентские выборы. Политически у белорусских властей республики нет никаких проблем с их проведением — оппозиции практически не осталось, нормализация отношений с Западом фактически произведена, если Россия будет давить и Запад даст соответствующие гарантии (на следующий срок), то республика может выйти и из ЕАС, чтобы нанести удар по путинскому проекту евразийской интеграции — на Западе это оценят. Т.е. политическая составляющая грядущих выборов у властей уже практически в кармане. Но гром раздался с той стороны, откуда никто и не ожидал — с экономических фронтов.


Последняя нерадостная новость из этого же ряда — 19 декабря Нацбанк республики принял решение о введении 30%-ого сбора (налога) на осуществление валютообменных операций. Кроме того, Нацбанком повышены до 50% годовых процентные ставки по постоянно доступным и двусторонним операциям поддержки ликвидности банков (в России в результате «черного вторника» — до 17% годовых). В результате курс белорусского рубля за один день обвалился на 35%. Доллар в банкоматах стал недоступен. Кроме того, оказались заблокированными деньги на банковских карточках — многие банки поспешили это сделать с целью избежать массовых снятий белорусских рублей и перевода их в евро и доллары.

Можно сказать, что в начале этого года данная проблема была решена, однако доверие к экономической политике властей было серьезно подорвано. Нет сомнений в том, что если произойдет что-то более серьезное, то власти без колебаний заморозят не только валютные, но и рублевые вклады белорусских граждан в банках.

Т.е. в республике произошла третья серьезная разовая девальвация валюты за последние пять лет: предыдущие произошли в 2009 и 2011 годах. Хотя еще 18 декабря и президента страны А.Лукашенко и вице-премьер Петр Прокопович говорили о том, что девальвации не будет. Если говорить строго, то 30%-ный сбор, конечно, не девальвация, а налог, но простым людям не до правовых тонкостей, если их доходы в течение одного дня падают на 35% и они не знают, когда смогут вывести свои сбережения из банков.

Но, конечно, главный критерий стабильности белорусской экономики — это состояние белорусских ЗВР. Как изменились белорусские ЗВР за прошедший год? Ситуация не то, что плачевная, а аховая. На 1 января 2014 года белорусские ЗВР составляли 6,6 млрд. долларов. В течение года Россия двумя траншами — летним и осенним дала еще 4,5 млрд. долларов. Соответственно, по итогам 2014 года белорусские ЗВР должны были бы составлять около 11 млрд. долларов. Однако, согласно информации Нацбанка, по состоянию на 1 января 2015 года белорусские ЗВР составили всего 5,1 млрд. долларов! Это означает, что в целях поддержания курса белорусской валюты и на ничем не обоснованные выплаты зарплат, только с целью создания видимости «белорусского экономического чуда» было потрачено 6 млрд. долларов. И это только за 2014 год.

Если до кого-то не доходит скандальный смысл озвученного выше, то поясню, особенно той части российского экспертного сообщества, которые рядятся в тогу патриотов и говорят о преимуществах белорусской экономической модели перед российской. Допустим, что на 1 января 2014 года ЗВР России и двух национальных фондов составляли около 650 млрд. долларов (кстати, где-то так и было). Допустим, что для поддержания уровня ЗВР перед намечающейся атакой мировых спекулянтов в результате санкционной войны Запада против России, российское руководство вдруг решило обратиться к руководству, скажем, Китая с просьбой о предоставлении 450 (!) млрд. долларов для поддержания стабильного уровня ЗВР.

В результате все думают, что ЗВР России на 1 января 2015 года, с учетом китайского транша в 450 млрд. долларов, будут составлять около 1,1 трлн долларов. Допустим, что на поддержку рубля даже ушло 100 млрд. долларов, все равно ЗВР должны будут составлять около 1 трлн. долларов. Все ходят довольные и курят бамбук. Однако когда ЦБ России решил вдруг обнародовать цифры ЗВР и двух фондов на 1 января 2015 года, вдруг, оказывается, что они составляют не 1 трлн. долларов, а всего 500 млрд., т.е. чуть больше, чем Россия одолжила у Китая. Как можно было бы оценить такую финансово-экономическую политику?

Но проедание 60% ЗВР за год (!) это еще не все плохие новости. В этом году на обслуживание и погашение внешнего и внутреннего госдолга Минск должен будет направить 5,1 млрд. долларов, из которых 3 млрд. долларов пойдет непосредственно на погашение госдолга, 1 млрд. — по процентам, 1 млрд. — на погашение внутреннего валютного госдолга. Т.е. сумма госдолга превысила размеры ЗВР, т.к. 5,1 млрд. долларов это только то, что надо выплатить в этом году, а есть же еще платежи и далее. Кто будет эти счета оплачивать?

Соответственно, в условиях резкого ухудшения рыночной конъюнктуры для белорусских предприятий на главном для них российском рынке в 2015 году средств для поддержания недееспособной и убыточной модели белорусской экономики понадобится еще больше. Только где их взять? Россия навряд ли даст без приватизации белорусских промышленных монстров. Хотя насколько сегодня это надо России — уже большой вопрос, т.к. стоимость белорусских активов снижается достаточно серьезно в связи с наступлением третьей промышленной революции. Теперь дешевле и быстрее будет поставить новый роботизированный завод по производству МАЗов с численностью сотрудников в 200 человек, чем содержать 20-тысячный коллектив в огромных корпусах и всю соответствующую инфраструктуру.

Остается только МВФ. Но под влиянием Вашингтона он так и не давал республике последние годы никаких кредитов. Поэтому причина перезагрузки отношений по линии Минск-Запад имеет очень простую причину — деньги. Нужен кредит МВФ, чтобы снизить свою зависимость от Кремля, а без нормализации политических отношений с Западом, прежде всего, США, на это и нечего рассчитывать. Поэтому весь прошлый год мы и наблюдали резкую интенсификацию отношений официального Минска с ЕС и США, в том числе, и через установление доверительных отношений с киевской хунтой. Эта прыть была на Западе оценена, и Минску доверили стать местом переговоров представителей ЛНР и ДНР и Киева.

Но, конечно, официальному Минску эти переговоры — по барабану. Главное — то, что политические отношения с Западом, по сути, разблокированы, и теперь можно приступать к главному вопросу — просить у МВФ кредит в размере 5 млрд. долларов для того, чтобы дотянуть до конца года и провести президентские выборы. Кстати, не исключено, что если в администрации президента будет принято решение о том, что кредит МВФ получить не удастся и, соответственно, выборы в конце года будут рисковым предприятиям, то их проведут и раньше, например, летом или даже весной. Напомню, что досрочными были и выборы 2005 года, и выборы 2010, т.е. технология отработана.

Таким образом, подготовку к главному политическому событию 2015 года — президентским выборам — официальный Минск ведет по старой, доброй и классической схеме — Запад будет шантажироваться Россией, Россия — Западом. Лично у меня, никаких сомнений в том, что Россия «белорусский оброк» в очередной раз выплатит, нет, к гадалке не ходи. И это говорит только об одном — что еще Россия недостаточно сильна для того, чтобы выстраивать отношения со своими ближайшими союзниками именно так, как это надо России. Но, уверен, это временно. И после решения украинской проблемы, как говорил профессор Преображенский, очередь в Кремль из представителей постсоветских, и не только постсоветских стран, примет прежние до боли знакомые очертания. Только условия будут ставить уже не просители помощи.

Таким образом, несмотря на серьезную поддержку экономики Беларуси из России в виде 4,5 млрд. долларов кредитов в этом году для поддержки ЗВР, которые составили на начало 2015 года всего 5 млрд. долларов, и открытый рынок ЕАС для продвижения белорусской товарной массы, ситуация в экономике республики остается очень тяжелой со всеми признаками ухудшения в связи с потерей белорусскими предприятиями российского рынка. Соответственно, вопрос о смене экономической модели, существующей в республике в неизменном виде с 1994 года, становится все более острым и актуальным.

ссылка
Tags: Беларусь, экономика
Subscribe

promo luchecon april 1, 2014 14:26 2
Buy for 10 tokens
"Если первым не писать людям и не навязываться, то можно обнаружить, что, в принципе, никому ты и не нужен". Афоризм для промоутеров.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments