luchecon (luchecon) wrote,
luchecon
luchecon

Categories:

Причины кризиса в арабских странах



Краткое резюме статьи:

  • арабы размножаются быстрее работы, получают образование, а применить его не могут,

  • арабов перестали активно поддерживать сверхдержавы,

  • нестабильность арабских стран выгодны Израилю,

  • Китай поддерживает негров, а не арабов,

  • рост отставания от передовых стран

.
Причина № 1. Слишком много людей, слишком мало работы
Многие исследователи сходятся на том, что ближневосточные автократические режимы обрушил демографический взрыв. За сорок лет, с 1970 по 2010 год, население Арабского Востока выросло почти втрое: со 128 до 359 млн человек.
Причина — заметное улучшение качества жизни в 70-е годы прошлого века. Сказались высокие цены на нефть и технологическая помощь СССР и США, боровшихся за влияние в регионе. Но рост населения стал обгонять возможности хозяйственных систем этих стран. А тут еще распад Советского Союза и никакой больше помощи в деле диверсификации экономики. Ну и аллах с ней, решили арабские автократы, нам и нефти достаточно, мы ее только что вместо чая не пьем. А кто не пьет, типа Египта, — тем помогут соседи, лучше обеспеченные нефтью и заинтересованные в региональной стабильности.
Но с годами выяснилось, что у ресурсной экономики есть пределы, прежде всего в обеспечении рабочими местами. Новые поколения арабов росли, учились в школах, заканчивали университеты, щедрой диктаторской рукой открытые на волне все того же ресурсного подъема, — и пополняли армию безработных. Не нужны оказались никому врачи, юристы и экономисты в промышленных по местным меркам масштабах.


Беби-бум обернулся бумом безработицы. В конце нулевых, когда грянул мировой финансовый кризис, за чертой бедности жили порядка 41% населения Арабского Востока, при этом людей в возрасте от 20 до 35 лет среди них было более трети. Безработица среди молодежи достигала 30% — это самый высокий показатель в мире, а за революционные годы она увеличилась до всех 50%. В Египте, к примеру, существенно замедлилось развитие туристического сектора, а ведь именно он был отдушиной для образованной молодежи.
Без постоянной работы, но зато с университетскими знаниями о «Всеобщей декларации прав человека» или — как вариант — о свежих фетвах ваххабитских шейхов, эти молодые люди и составляют костяк выходящих на площадь Тахрир. Менее образованные, но тоже безработные сражаются против режима Асада в «матери всех битв» на улицах сирийского Алеппо. Очевидно, что в ближайшие годы эту проблему не решить, поскольку на развитие экономики просто нет средств.

Причина № 2. Никому нет до арабов дела
Гонка сверхдержав — штука, конечно, адреналиновая: неизвестно, в какие термоядерные дебри завела бы ее трасса. Но были в ней и свои преимущества: практически ни один регион мира не оставался без чуткого внимания Советского Союза или Штатов. С окончанием холодной войны ситуация резко изменилась. Арабский Восток оказался один на один со своими проблемами.
На самом деле это не ноу-хау 90-х. Начавшийся в середине прошлого века процесс деколонизации, который в бывших колониях изображают триумфом национально-освободительной борьбы, а в бывших метрополиях — доказательством изначально доброй воли Запада, по замечанию самых тонких социологов, был ничем иным, как избавлением от неликвидных активов. То есть политику — тот самый сложный в управлении неликвид — бывшие колонизаторы оставляли на откуп местным элитам, а вот экономические связи разрывать особенно никто не собирался.
Что получилось в результате? Ни на что, кроме наиболее важных для Запада регионов и его главных интересов, бремя белого человека больше не распространяется. И решать свои насущные проблемы нищим нильским крестьянам, безработным каирским студентам и фанатичным сирийским суннитам приходится исключительно своими силами.
Старые примы сошли со сцены: Советский Союз навсегда, а США как минимум до окончания нынешнего экономического кризиса. А новые игроки недостаточно сильны, чтобы решительно вмешаться в ход арабских событий.
Главным претендентом на роль регионального лидера многие годы остается Иран, но его амбиции сдерживают и США, и саудиты, и традиционное недоверие суннитского большинства к иранцам-шиитам, которых они иначе как еретиками и не считают.
Саудовские шейхи традиционно занимают крайне консервативную позицию, прямо и активно вмешиваясь в дела соседей только в крайнем случае. Скажем, когда в 2011 году помитинговать попытался было соседний Бахрейн, Саудовская Аравия даже ввела туда свой «ограниченный контингент», но на недавнее свержение близкородственных «Братьевмусульман» в Египте отреагировала лишь вялым дипломатическим протестом.
Есть еще Турция, но летние события в Стамбуле вполне убедительно показали, что тамошняя «исламская демократия» сама далека от идеала. Не стоит списывать со счетов и фактор Израиля: изначально он вряд ли подогревал «арабскую весну», поскольку с большинством из свергнутых режимов за последние годы сумел наладить приемлемые отношения, но нестабильность в соседних странах ему на руку — пока там дерутся между собой, на еврейское государство, скорее всего, никто не полезет.

Наконец, Китай традиционно не вмешивается в гражданские конфликты за пределами непосредственной сферы своего влияния. Более того, он тоже до известной степени заинтересован в нестабильности на севере Африки, поскольку она устраняет потенциальных конкурентов в освоении Африки Черной.
Между тем недавний исторический опыт показывает, что внешнее участие существенно облегчает постреволюционную стабилизацию. Сравнивая сегодняшний Ближний Восток с Восточной Европой образца 1989 года, немецкие ученые Мартин Бек и Симона Хюзер отмечают, что в быстром транзите «стран народной демократии» в единое европейское пространство были заинтересованы и США, и Германия. А вот куда примоститься бывшим ближневосточным автократиям? Это совершенно неясно. Тем более что их национальная идентичность изначально строилась на большем или меньшем противопоставлении вчерашним западным колонизаторам.
Пока у стабильности на Ближнем Востоке не появится мощного иностранного спонсора, едва ли ей удастся выстоять под натиском конфессиональных, этнических, внутриэлитных противоречий.

Причина № 3. Арабские государства в их нынешнем виде не состоялись
Не прошло и пятидесяти лет с тех пор, как арабские страны представляли собой поле гигантского социального эксперимента. Под разными политическими лозунгами, как правило левонационалистическими, тамошние авторитарные режимы пытались разрушить традиционные общественные структуры, заменив их государственными институтами. Появились государственное образование, здравоохранение, охрана порядка, какая-никакая, но соцзащита — то, что называется публичной сферой.
Все это работало до поры до времени, пока не дал о себе знать фактор, сформулированный кем-то саркастически: «Развивающаяся страна — это та, которая никогда не станет развитой». Индустриальными эти страны по-настоящему стать не успели, постиндустриальными — и не пытались, постепенно теряя позиции в международном разделении труда и стимулы к политическому развитию.

В результате уже при Мубараке, Каддафи и Бен Али египетское, ливийское и тунисское общества начали возвращаться к домодернизационным способам регулирования общественных отношений, на Западе получившим довольно упрощенное название «коррупция». В этом случае совершенно непонятно, зачем нужна такая надстройка, как бюрократическое государство, — именно отсюда возникло социальное напряжение, которое и вылилось в «арабскую весну». Своих функций в изначальном смысле государство не выполняло, а представляло собой в повседневном восприятии граждан исключительно паразита на теле общества.
Лондонский профессор иракского происхождения Сами Зубайда отмечает, что демократические лозунги площади Тахрир, которые так очаровали Запад, прижились среди протестующих потому, что под этими лозунгами можно легко вернуться к традиционной, практически трайбалистской организации общества. «Свобода» в переводе на язык арабской улицы — это возможность безгосударственного существования.
Альтернативы таковы: либо политический ислам — либо возвращение к полувоенной диктатуре мубараковского типа. В Египте и, похоже, в Тунисе первое уже не получилось, если не получится и второе, то всерьез встанет вопрос о принципиальной возможности существования арабских государств в нынешних границах.
ссылка
Tags: арабы, за рубежом
Subscribe

  • Фото реконструкцию Битвы за Берлин на Линии Сталина 9 мая 2019 г.

    На фейсбуке выставил реконструкцию Битвы за Берлин на Линии Сталина 9 мая 2019 г. Одно могу сказать: реконструкторы хорошо поработали.…

  • Позавидовал фотографу

    Вчера смотрел реконструкцию штурма Берлина на Линии Сталина. Впечатлило. Но фотографировать было сложно: очень много людей, снимал телевиком, держал…

  • Фото из Шанхая

    За выходные подготовил немного фото из поездки в КНР. После минимальной обработки выставляю фото из Шанхая. Для просмотра нужно пройти по ссылке…

promo luchecon april 1, 2014 14:26 2
Buy for 10 tokens
"Если первым не писать людям и не навязываться, то можно обнаружить, что, в принципе, никому ты и не нужен". Афоризм для промоутеров.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment