luchecon (luchecon) wrote,
luchecon
luchecon

Category:

Китай доигрался с внутренним кредитованием

То, что произошло в Китае, - и нам намек.
Такой серьезный намек для сторонников наращивания кредитования экономики по низким ставкам в ущерб эффективному вложению денег.

В Китае лопнул пузырь "черного" кредитного рынка, по своей значимости сопоставимый с крахом американской субстандартной ипотеки в 2007 г.
20 июня, когда китайские коммерческие банки запрашивали ставку по межбанковскому кредиту в 30% годовых, мелкий бизнес в экспортных узлах вынужден был платить 23,42% за одномесячные ссуды мелким кредитным компаниям, ломбардам и индивидуальным кредиторам. Ставка для конечных заемщиков почти не изменилась от месячной средней в 23,17%, но крупные кредиторы попали в ловушку.
Что на самом деле произошло и какие может иметь долгосрочные последствия?
В первую очередь нездоровая долговая обстановка охарактеризована очень высокой величиной общего кредита в экономике Китая, которая в завершении II квартала приблизилась к 200%. То, насколько долговая нагрузка мала или велика, можно судить по следующим сопоставимым цифрам: перед Великой депрессией в США величина общего долга в экономике Америки составила порядка 200% ВВП и стала основной причиной кризиса. Перед коллапсом 2008 г. долговая нагрузка экономики США приблизилась к 250%, а Европы - к 200%ВВП.
Текущая долговая обстановка в Китае имеет сходство с американской образца 2007 г. во время краха субстандартного ипотечного кредита. В Китае в роли субпрайм выступает теневой банкинг.
С 2010 г. стоимость нерегулируемых ссуд, инвестиций и различных финансовых продуктов теневого сектора почти удвоилась до 36 трлн юаней ($5,86 трлн). Это эквивалентно 69% ВВП. "Теневой банкинг создает системный риск", - многократно выдавало предупреждения агентство Moody’s.
Хотя трастовые активы, наибольшая часть теневого банкинга, выросли на 65% в I квартале, экономика затем не расширялась соответственно быстро. Компании и локальные правительства использовали новый кредит для обслуживания старого долга. Кредит не поступал в реальную экономику, что является очевидным признаком назревшего пузыря.
Локальные правительства сидят на долгах в 12,8 трлн юаней, по информации агентства Fitch Ratings. Добавьте сюда ссуды со стороны теневых банков, и общий объем приблизится к 18 трлн юаней.
По оценке банка JPMorgan Chase, Гонконг, общий долг корпораций и финансовых компаний при локальных правительствах, эквивалентен 145% ВВП. Годовая стоимость обслуживания долга шокирующе высока: на уровне 39% валового внутреннего продукта. Трудно себе представить, что теперь удастся избежать невозвратных долгов и серьезных убытков финансовых учреждений.
Просроченные ссуды китайских коммерческих банков растут уже шесть кварталов подряд, что является самой длинной непрерывной последовательностью за девять лет. "Плохие ссуды" насчитывают 0,96% от общего кредита в экономике, по данным China Banking Regulatory Commission, тем не менее эти цифры не отражают реального состояния дел, так как банки выводят значительный объем кредитов за баланс.
Народный банк Китая обеспокоен невозможностью устойчивого продолжения работы финансовой системы и предпочитает проколоть "нарыв" раньше, чем он превратится в "гангрену". В июне Центральный банк послал недвусмысленный сигнал участникам рынков, что они не должны чрезмерно полагаться на дешевые межбанковские деньги. Теперь должно последовать разрушение объемов кредита, и эффект от проводимой политики в последующие несколько месяцев будет драматический.
Можно не сомневаться, что в определенный момент правительство включит стимулы и остановит коллапс, но до этого может пройти время и возникнуть новая волна паники. Правительству нужна глубокая перестройка долговой структуры финансового сектора, и пока оно не будет уверено, что процесс пошел необратимо, будет давить на тормоза.

Картина, противоположная китайской, наблюдается в Японии, опять же вследствие экономической политики.
Разворот вверх японских акций имеет не меньше общего с политикой Абэ, чем с внутренней силой самих компаний, которые долгие годы избавлялись от неэффективных мощностей и приучались жить с сильной иеной. Причина номер один, почему политика Абэ успешна, заключается в здоровом состоянии корпоративной Японии.
Японские девелоперы переживают ренессанс. Их прибыли от продаж подскочили на 62% в первом полугодии. Риелторы наблюдают чрезвычайный подъем спроса. В мае количество посетителей в токийские выставочные залы Mitsubishi Estate, крупнейшего японского девелопера по рыночной капитализации, поднялись на 82% по сравнению с годом ранее, в то время как покупки домов и квартир выросли на 50% по сравнению с прошлым годом.
Японские частные лица накопили богатство примерно в 1,4 квадриллиона иен, сопоставимое по размеру с национальным долгом США. Почти все активы состоят из наличности и страховых полисов, а акции в их составе занимают незначительную долю. Акции насчитывали всего лишь 5,8% активов домохозяйств в сентябре, до того как ралли началось. В США данный показатель составляет 32,9%, в Европе - 14,3%. Прежде, в 1988 г., в Японии он составлял 23%.
Названные цифры объясняют, почему ралли все еще имеет огромный потенциал, и создают базу для будущего роста потребительских расходов. Каждый 1% прироста состояния держателей акций в Японии увеличивает потребление приблизительно на 0,02%. Таким образом, 60%-й прирост индекса Nikkei повлечет за собой подъем потребительских расходов на 2,9 трлн иен.
Каждый 1% повышения стоимости недвижимости поднимает потребление на 0,1%. Основываясь на правительственном обзоре, стоимость недвижимости, находящейся в руках индивидуальных владельцев, оценивается в 1,800 трлн иен и в результате удорожания придаст толчок потребительским расходам на 1,9 трлн иен. Кроме того, впервые с 2005 г. произошел рост заработных плат.
В итоге расходы потребителей имеют перспективу расти средним темпом в 1% вплоть до 2016 г., а в случае оптимистического сценария могут подняться за это время на 3,2%. Увеличение потребительских расходов отразится в росте прибылей торговли и сервиса и уже сегодня выражается в росте акций Seven & I, Family Mart и других.

Экономические процессы в развитых странах и Китае с резонансом отражаются на развивающихся рынках.
В то время когда экономические гиганты заняты решением собственных задач, в уязвимое положение попадают страны, в которых зарубежные инвестиции спровоцировали бум внутреннего кредита. В Малайзии, Индонезии, Мексике, Польше, Турции и Южной Африке иностранцы составляют большую часть инвесторов.

Также подвержены ослаблению экономики с дефицитом счетов текущих операций. Средний избыток текущих счетов развивающегося мира снизился с 5% в 2006 г. до 1% в 2013 г. Рост дефицита испытывают Индия, Турция, Южная Африка и Бразилия, их валюты и рынки акций в 2013 г. являются худшими по результатам. Многие страны, опирающиеся на экспорт ресурсов, находятся в незавидном положении по мере ослабления цен на сырьевые товары.
Сброс акций компаний развивающихся рынков в мае-июне является наглядной репетицией того, что может произойти дальше, когда ликвидность начнет сжиматься сильнее. Игра на понижение акций развивающегося мира, а по развитым странам - ставка на рост, могут стать универсальной темой второй половины года.
Антон Дудукин
   Полностью читайте здесь
Tags: Китай, кредитование
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo luchecon april 1, 2014 14:26 2
Buy for 10 tokens
"Если первым не писать людям и не навязываться, то можно обнаружить, что, в принципе, никому ты и не нужен". Афоризм для промоутеров.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments