luchecon (luchecon) wrote,
luchecon
luchecon

Функционалы не способны работать в частных компаниях

Вообще-то речь идет о бывших работниках госкомпаний, но суть дела не меняется:

"У кого-то аллергия на пыльцу, у кого-то на кошек, а у меня – на людей из больших государственных компаний (хотя они-то своим резюме гордятся). Я этого даже не осознавал так отчетливо, пока недавно не пригласил на работу менеджера из крупного госбанка.
На собеседовании он произвел отличное впечатление: толковый, опытный, энергичный. Занимался розницей и хорошо понимал всю проблематику нашего бизнеса. Кроме того, в госбанке несколько лет назад начались масштабные реформы, вдохновленные передовыми управленческими подходами. Поэтому я мог рассчитывать, что найду в новом сотруднике единомышленника.
Почему он ушел из госсектора в небольшую, хоть и растущую предпринимательскую компанию? Говорил, что надоела бюрократия, хотелось чего-то нового. Но нигде, кроме банка, он прежде не работал – человек прожил в этой системе всю свою жизнь. И оказалось, что он совершенно не готов к условиям, в которых живет и работает частный бизнес и которые мне кажутся абсолютно естественными и нормальными.

Началось все с грязного окна. Вернее, с того, что я попросил организовать людей и его вымыть. В ответ я услышал длинное объяснение, почему это сделать невозможно – из-за сильных морозов. В итоге, конечно, все отлично вымылось.
Мне пришлось потом объяснять, что нельзя при своих менеджерах говорить, будто что-то невозможно. Тем более если речь идет просто о грязном окне.

Потом выяснилось, что на праздники менеджер намеревается уехать отдыхать, хотя в ритейле выходные дни – это время пиковой нагрузки, и если ты управляешь розницей, ты должен быть на посту в это время. Особенно если ты еще не наладил систему так, что все работает как часы. Но в госкомпании люди к этому не привыкли: там ты работаешь не на результат, а на время. Шесть тридцать? Ну, я пошел. Нездоровится целый месяц? Ничего страшного, мир не рухнет – вот мой больничный от врача.

Наконец стали часто возникать ситуации, когда менеджер говорил: я не знаю, как это сделать. Задачи, с которыми он сталкивался на предыдущей работе, оказались просто детсадовскими по сравнению с нашими, несмотря на несопоставимый масштаб бизнеса. У нас ведь нет инструкций на все случаи жизни, написанных консультантами McKinsey. И, в отличие от большой госкомпании, где все идет по накатанной, ситуация меняется буквально каждый день. Нужно адаптироваться и самому находить решения. Нужно быть по духу предпринимателем и уметь нести ответственность за свою работу.

Я по-прежнему считаю, что у этого менеджера был большой потенциал. Просто у нас ему нужно было выходить из зоны комфорта. Чтобы перестроиться, требовалось время и усилия – а он просто не захотел их тратить. В итоге мы расстались.
И я понял, что моя аллергия на людей из госкомпаний, которая копилась годами, перешла в острую фазу. По опыту многих моих кадровых неудач я могу предположить, что дело не в конкретном менеджере – дело в людях, работавших в госсекторе в принципе.
Конечно, я стараюсь смотреть людей без предубеждений – каждый человек индивидуален. Но после многих неудачных случаев волей-неволей приходишь к выводу, что люди c госбэкграундом часто просто не умеют работать, потому что работа как таковая на том рынке не очень ценится.

Если, например, человек проработал три года финансистом в компании с госучастием, я ему скорее всего откажу, хотя он-то думает, что его опыт – это преимущество. Потому что я не понимаю, чем он там занимался, – «анализом ФХД», как написано в резюме (то есть финансово-хозяйственной деятельности)? В переводе на русский это значит, что он три года закрывал глаза на откаты и неэффективность, потому что все равно не мог ничего изменить. При этом его зарплатные ожидания после работы в госструктурах совершенно неадекватны тому, какую реальную ценность он может принести бизнесу.
Вирусом неэффективности заражаются даже те, кто пробыл в госкомпании совсем недолго. Я пробовал сотрудничать с одним финансовым аналитиком с небольшим (и не пугающим, как мне казалось) опытом работы в госсекторе. Он две недели не платил переводчику деньги только на том основании, что тот не прислал свой диплом. Меня это, честно говоря, просто вывело из себя. Мне совершенно все равно, есть ли у человека диплом, – лишь бы работу делал хорошо. А он тратил свое рабочее время – а значит, деньги наших акционеров – на полную ерунду.

Финансовый анализ, который он выполнял, кстати, тоже оказался формальным. Человек не пытался докопаться до сути, а хотел просто нарисовать какую-то картинку, которая была неверна, но мне, по его замыслу, должна была понравиться. В госкомпании, наверное, на нестыковки просто закрыли бы глаза – деньги-то там тратят не свои. Но я увидел, что она неправдива, и мне это не понравилось. Характерно, что человек тоже мог ведь адаптироваться или хотя бы попробовать – но не захотел, потому что это приносило ему слишком много стрессов. Мы тоже прекратили сотрудничество.
Нельзя, наверное, сказать, что это какая-то эксклюзивная российская беда – с проблемой несовместимости предпринимательского бизнеса и людей из крупных забюрократизированных корпораций (государственных или частных) сталкиваются и на Западе. Но у нас все принимает какой-то фантасмагорический оборот: людей предприимчивых на порядок меньше в принципе, бюрократии даже в западных корпорациях, работающих в России, на порядок больше, да и сам госсектор раздут просто непомерно, и коррупция там, как известно, эпическая. А привычка к коррупции – это привычка к неэффективности.
По оценкам экспертов, на государство приходится уже половина российской экономики. О том, как неэффективны госкомпании, уже писано-переписано. Но проблема куда серьезнее: ведь люди, которые там работают, привыкают к формализму и очковтирательству, а также к зарплате, не привязанной к результату.

Они заражаются вирусом неэффективности и заражают им других. Иногда становится просто страшно — кто у нас работать-то будет, если все привыкли просто получать зарплату?

Я не хочу сказать, что в государственных структурах все поголовно неэффективны – есть там и отличные менеджеры, и честные трудяги. Но мой личный опыт показывает, что в целом атмосфера такова, и проблема стоит очень остро.
В итоге руководить розничным подразделением я пригласил предпринимателя из маленького города Сарапула. Город этот прославился тем, что в прямом эфире Путину зачитали вопрос, присланный через интернет: «Почему все так хреново в Сарапуле?» (Ответ был: «Не знаю, надо обязательно посмотреть»).

Предпринимателю 25 лет. Он открыл свое кафе, где продавал сэндвичи. Денег не было – занял. Сам прикрепил гипсокартон, покрасил, плитку положил. Причем кафе его поначалу не пошло. Он не пал духом, влез в долги и приехал к нам просить франшизу. Тогда мы еще не открыли программу для франчайзинга, но я пошел на встречу, увидев его энтузиазм и волю к победе. Встав под вывеску «Додо пиццы», он показал себя с лучшей стороны: честно исполнял все наши рекомендации, трудился с утра до ночи, работал над мельчайшими деталями сервиса. В итоге в маленьком депрессивном городе, где все так хреново, поднял продажи с двухсот тысяч почти до миллиона. И когда я ему предложил заняться развитием нашей розницы, он еще удивился: «А почему я?»
Tags: функционалы
Subscribe

promo luchecon апрель 1, 2014 14:26 2
Buy for 10 tokens
"Если первым не писать людям и не навязываться, то можно обнаружить, что, в принципе, никому ты и не нужен". Афоризм для промоутеров.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment