конкретн

Записки о прошлом: научные дискуссии

предыдущее

Несмотря на наличие партийной организаций, в институте существовал достаточно широкий плюрализм мнений.
На ученые советы молодежь валом шла – это были не нудные отчеты или руководящие монологи, а интересные дискуссии. Специалисты по марксизму (но не ленинизму – Ульянов в экономику вообще ничего толком не привнес) так выстраивали цитаты, что бородатый еврей должен был вовсю крутиться в гробу.

Причем мы шли на конкретных ученых. 

На мой взгляд, интереснее всех выступал Петр Андреевич Капитула. Он был кумиром экзальтированных аспиранток. «Ах, какой у него блестящий спекулятивный склад ума! - восхищалась одна из них, – я специально хожу на его концерты!».
Думаю, он  и сейчас не потерял остроты ума и своеобразного сарказма. Но прежней воли ему не дают. Работая в нархозе, он как-то выступил в своей традиционной манере на защите докторской диссертации. Забыл, что сейчас наука стала не средством выяснения истины, а инструментом на службе бюрократии. Вот и выкинули из совета по защите диссертаций.
 А ведь его не испортила даже государственная служба. Признаемся: было время, когда Петр Андреевич слегка пыжился, норовил всем показать, что он важный советник. На моей защите докторской диссертации Капитула выступал в качестве «неприкасаемого», очень самоуверенно. Но у нас не забыли Петра-полемиста, поэтому ему в ответ рога немного обломали. А на банкете и вовсе обижать стали, чему он сильно удивился (как это, его, да так?!).
Но скоро власть пришлось покинуть и Петр Андреевич снова стал приветливым человеком. В итоге, власть его не испортила. Он даже не удосужился перестроить свой дачный домик. Весьма достойный человек.

 Другим активным полемистом был Николай Васильевич Герасимов. Невысокого роста, выпускник суворовского училища, знаток истории и эрудит. Умер он рано, на похороны собралось много людей. Несмотря на наличие у Герасимова партийного билета, он был отпет православным священником. И это никого не удивило.
Николай Васильевич оставил после себя целую школу политэкономов. Всем были хороши его последователи, но любили выражаться излишне заумно. Почитаешь вечерком их доклад со словарем иностранных слов – глядишь, а после «перевода» и читать нечего. Но это не касалось самого Николая Васильевича.

В совокупности из П.Капитулы и Н.Герасимова можно было бы собрать психотип Кристобаля Хунты (того самого, который из штурмбанфюрера чучело сделал). Но в НИИЧАВО Кристобаль был единственной яркой личностью и ему было скучно. А в Институте экономики она разложилась на двоих человек, которые могли между собой спорить и быть реактивными дрожжами для любой дискуссии.

На этих советах мы и изучали искусство обоснования весьма спорных идей, передергиваний, искажений и демагогии, сами прячась на задних рядах. Вмешивались академик Мартинкевич, мой шеф Виниций Клецкий, еще пара сильных ученых, а мы только мечтали, что вот подрастем и наступит наше время для высоких научных дискуссий.

(Сейчас, по правилам написания мемуаров, я должен начать брюзжать о том, как раньше было хорошо и как теперь стало плохо. Подчиняюсь...)

К сожалению,
сейчас от науки требуют только конкретные рекомендации, доступные пониманию функционалов. Ученые советы – это средство призвать к ответу за провороненный лично мною мировой финансовый кризис и неправильные рекомендации типа «прекратите наращивать объемов производства. Все равно вашу продукцию не покупает». Дошло до того, что трактора в  село даром отдают (это называется «в кредит»), но объемы все-равно гонят.
 А научные дискуссии по теоретическим вопросам – это разбазаривание народных денег.
продолжение

Метки:
promo luchecon april 1, 2014 14:26 2
Buy for 10 tokens
"Если первым не писать людям и не навязываться, то можно обнаружить, что, в принципе, никому ты и не нужен". Афоризм для промоутеров.