May 11th, 2016

кот, черный

Почему снижение ставки по кредитам не спасет реальный сектор?

От модератора. Выставляем материал одного из наших авторов, опубликованный в "НМ":

"В первом квартале 2016 г. производство ВВП в Беларуси сократилось на 3,6%, а выпуск промышленной продукции – на 4,3%. Но даже на этом невеселом фоне можно говорить об инвестиционной трагедии: объем инвестиций в основной капитал по сравнению с прошлым годом упал на 26,3%, в том числе на приобретение машин, оборудования и транспортных средств – на 32,3%. Причем инвестиции в обрабатывающую промышленность сократились на 37,1%. В результате медленное стагнирование экономики без инвестиций в скором будущем может превратиться в обвал.

Естественно, что в такой ситуации начался поиск виноватых. За провал надо бы отвечать, но не хочется. Поэтому производственники, завалившие задания по инвестициям в основной капитал из-за недостатка собственных средств (снижение на 24,3%), не придумали ничего лучшего, чем обвинить Национальный банк: мол, процентные ставки являются чрезмерно высокими, поэтому объем инвестиций за счет кредитов банков сократился на 24,0%. А вот были бы проценты по ссудам на уровне 10%, а не 34 % (как сейчас по рыночным кредитам), то тогда мы с полным удовольствием вкладывались бы в производство.




Но возможно ли такое снижение процентных ставок и спасет ли эта мера реальный сектор?
Collapse )
promo luchecon Красавік 1, 2014 14:26 2
Buy for 10 tokens
"Если первым не писать людям и не навязываться, то можно обнаружить, что, в принципе, никому ты и не нужен". Афоризм для промоутеров.
конкретн

О методах разворовывания активов акционерных обществ и государства

Представляю выжимки из интервью главы инвестиционного фонда Hermitage Capital Уильема Браудера.
Текста в выжимке много (и текст 2011 года), но он весьма информативен.


***

"Я стал заниматься бизнесом в Восточной Европе. Меня очень заинтересовала ваучерная приватизация в России, потому что для того, чтобы в ней участвовать, не надо было иметь никаких специальных связей. Покупаешь ваучеры, меняешь на акции, и эти акции стоят гораздо меньше, чем акции сравнимых компаний в любой другой стране. В конце концов я открыл собственный инвестиционный фонд, Hermitage Capital, и в 1996 году переехал в Москву. В России абсолютно все тогда было недооценено. Инвесторы очень боялись России, им не хватало информации. В результате все, что покупал фонд, стало очень быстро расти в цене.

Сколько вы купили?
Первоначальный размер фонда был двадцать пять миллионов долларов. И эти вложения выросли на сотни процентов. Когда у тебя происходит такой рост, твои инвесторы начинают рассказывать о тебе своим друзьям. Со временем мы стали третьим по величине инвестиционным фондом в России. На пике объем наших вложений был равен четырем с половиной миллиардам долларов.

Это когда?
В 2005-м. Проблема заключалась в том, что, хоть нам и принадлежали акции компаний, больше нам ничего не принадлежало. Я понял это не сразу, а году в 1998-м.

Что это значит?
Если вам принадлежит один процент какой-нибудь американской или французской компании, то вам положен один процент прибыли, вы являетесь владельцем одного процента активов – это и есть ваш экономический интерес в компании. Но в России один процент акций – это запись в реестре акционеров. А вся прибыль и активы, как правило, контролируются другими людьми при помощи той или иной коррупционной схемы.
Collapse )